Подпишитесь на мои новости

  • Страница Fb - Михаил Колодочкин
  • Страница VK - Михаил Колодочкин
  • Страница ОК - Михаил Колодочкин
  • Страница Twitter - Михаил Колодочкин

© 2019 Михаил Колодочкин - журналист, писатель, инженер

Творчество - Мои рассказы

Однажды в середине девяностых. Облигация

Государство может легко рассчитаться с народом.
                Г.Медведковский

В конце восьмидесятых прошлого века государство, как это неоднократно бывало в нашей истории, бросило клич населению. Дескать, ребята – мы знаем, что купить в нашей стране автомобиль ой как тяжело, но поймите и вы нас: автопрому надо помочь! Поэтому предлагаем вам джентльменский договор: вы покупаете облигацию на машину, мы ваши денежки отдаем автозаводам, те пускают их на модернизацию и развитие, а через три года вам с благодарностью вручат новенькое авто! Все честно – и государево слово тому порукой!

Народ в России доверчивый – верил в былые времена, поверил и в этот раз. Облигации разлетелись по предприятиям, месткомы составили списки желающих, убедившись, что спрос куда выше предложения, и стали вызывать будущих частных собственников в директорские кабинеты по одному. Мол, так и так – ты у нас работник ценный, и мы тебя за это любим, а посему имеем к тебе вот какое интересное предложение… Ты насчет него в курилках особо не распространяйся, а просто оставь заявление на машину: мы его рассмотрим, и все будет хорошо. А три года пролетят быстро!

Надо сказать, что цена предложения была громадной. Так, стоимость облигации на новенькую «Волгу» ГАЗ 24-10, о которой автор грезил давно, составляла 98% от розничной цены газовского супердефицита. Если быть точным – 16000 руб. (при зарплате начальника заводского КБ тех лет примерно 200 руб. и стоимости «волги» в 16360 руб). Но единственную облигацию, распределенную на московский электромеханический заводик, кулуарно предложили именно ему, а мужества сказать «Нет!», конечно же, не хватило. О поиске нужной суммы распространяться не хочется: собрал по сусекам и отдал государству на поддержку автопрома.

Тревожные колокольчики зазвенели довольно скоро. Розничные цены на автомобили сначала поползли, а потом полетели ввысь: пятизначная сумма сменилась семизначной, а потом и восьмизначной! Озадаченные владельцы облигаций дружно начали писать письма «наверх» – ответы следовали один глупее другого. Дескать, машину уже можно купить и так, а если у вас нет денег, то кто в этом виноват? Что касается облигаций и обязательств государства, то дело в том, что до автопрома ваши денежки, как бы это вам помягче объяснить… ну, не дошли, в общем… А поскольку в этом виноваты не мы, а те, чье место мы теперь занимаем, то отдать вам за копейки автомобиль никакой возможности нет. Однако же вопрос будет обсуждаться, меры будут приняты… ну, и все такое.

Через три года пронесся слух: дают компенсацию! Народ с облигациями рванул в сберкассы – за «волговскую» бумажку там выдавали 12 миллионов рублей! Однако визит в автосалон вновь сорвался: уже на следующий день выяснилось, что тамошним продавцам никакого дела до подобных цен нет: розничная стоимость «суперкара» взлетела до 25 миллионов, а государство устранилось от подобных игрищ окончательно.

Кто и как в итоге потратил обесцененные банкноты, каждый может рассказать сам. Одни обменяли их на доллары, другие махнули рукой и купили первую попавшуюся машинку, забыв узнать ее марку, третьи…

А что случилось в итоге с автопромом, мы знаем.

© Михаил Колодочкин,

2012