Подпишитесь на мои новости

  • Страница Fb - Михаил Колодочкин
  • Страница VK - Михаил Колодочкин
  • Страница ОК - Михаил Колодочкин
  • Страница Twitter - Михаил Колодочкин

© 2019 Михаил Колодочкин - журналист, писатель, инженер

Творчество - Мои рассказы

Фольксваген на третьем этаже

Из книги "Экспертиза наизнанку"


По заводу мгновенно разнесся слух: директора снимают! Это не укладывалось в голове, но все осведомленные источники уверенно кивали головами – да, Кречетов откомандовался!

Директор Кречетов никакими талантами не блистал, однако же завод под его началом исправно выдавал план. На совещаниях он, подобно райкинскому персонажу, выслушивал жалобы начальников цехов друг на друга, материл и тех, и других, и тут же назначал очередное собрание. Метод действовал безотказно: Кречетов долгие годы входил в состав бюро райкома партии, периодически получал переходящие знамена и, в итоге, всех устраивал. Однако девяностые годы распорядились по-своему: оборонные заказы куда-то исчезли, магнитофоны «Яуза» стыдливо уступили прилавки «пионерам» и «панасоникам», а зарплата специалиста опустилась ниже стоимости проездного на трамвай. Вот тут-то впервые и прозвучала непонятная поначалу фраза: «Внешнее управление»!

Молодой Управляющий – некто Ш. – поначалу произвел на всех приятное впечатление. Для начала он огласил свой первый приказ, назначающий г-на Кречетова Исполнительным директором завода. На следующий день выяснилось, что новая команда состоит из четырех человек: помимо Управляющего, появились Финансовый, Коммерческий и Производственный директоры. Кречетова из огромного кабинета переселили в комнатку, куда ему в былые времена приносили обед – остальные заводские спецы также вмиг оказались не только без столов, но и без телефонов. Вскоре телефоны начали отключаться и у более мелких сошек: каждый из Директоров притащил с собой каких-то Начальников, Заместителей и прочих Родственников. Заводские ворота, ранее недоступные частному транспорту, стали работать в режиме открытой форточки: одуревшие от счастья «руководители» радостно хватали столы, шкафы и стулья, дабы обновить дачные гарнитуры. Но это было только начало.

– Нужна идея: что бы нам такое начать производить? – поставил задачу Управляющий. – Лично я – за Интернет! Это современно и пользуется спросом.

Бывшие спецы завода уныло переглянулись: они еще помнили, что завод, как-никак – электромеханический... Изготовить высокоскоростной шпиндель, намотать трансформатор, спаять электронный блок, отлить корпус, собрать прибор ночного видения – это без проблем, но как производить Интернет?

– А может – это, автомобили начнем делать? – подал голос Финансовый Директор. – У меня брат вчера «Фольксваген» из Германии пригнал: говорит – хорошо тянет…

– Точно! – обрадовался Управляющий. – Решено: приступаем к выпуску автомобилей. Подготовьте приказ по заводу, освободите помещения… И – это, как его: бизнес-план!

– А откуда у нас помещения, Владимир Геннадьевич? – недоумевающе поинтересовался бывший Главный Конструктор. – Заводик-то маленький…

Управляющий недовольно замолчал. Однако уже через день все оборудование литейного цеха на первом этаже было вырвано с мясом и увезено незнамо куда. Надо полагать, что для сборки «Фольксвагенов» площадей все-таки не хватило – вскоре опустел цех спецтехники на четвертом этаже, потом – участок нестандартного оборудования на третьем. Вслед за печами и литейными машинами исчезла ЭВМ, некогда проверявшая исправность электронных компонентов – какому-то покупателю понравились разъемы на ее задней стенке и ее отдали по цене содержащихся в них драгметаллов…

– Хреновина получается с автомобилями! – недовольно сообщил на очередном совещании Управляющий. – На верхние этажи они, похоже, не въедут, а на первом места мало. И еще про стоянку забыли… Пока нужно что-то попроще: у кого есть идеи – что можно освоить, скажем, за неделю? Мне пора докладывать о возрождении на заводе серийного производства современной конкурентоспособной техники!

Взгляд шефа остановился на мне. Действительно, еще пару месяцев назад завод выпускал кассетные проигрыватели, солидные сетевые фильтры для компьютеров IBM, микро-ЭВМ «Яуза» и еще какую-то мелочовку, созданную как раз в моем КБ. Однако сама мысль лихо перейти с производства «жигулей» на «мерседесы» настолько меня развеселила, что я решил пошутить и предложил быстренько освоить производство лазерных проигрывателей компакт-дисков! Мол, магнитофоны устарели – вот мы и пойдем вперед, догонять и перегонять!

Спохватился я поздно. Шутку никто не оценил – в том смысле, что ее приняли за чистую монету. Исполнение задачи тут же возложили на меня, а отчет о проделанной работе немедленно улетел наверх. Мне же повелели за неделю изготовить два опытных образца лазерных проигрывателей «Яуза», чтобы уже через месяц выпускать новые изделия то ли сотнями, то ли сотнями тысяч…

Советская закалка была крепкой, а чувством юмора Господь не обделил: задачу Больших Начальников мы решили в срок. Первым делом затребовали из кассы остаток неразворованной налички и купили на распродаже пару десятков уцененных односкоростных дисководов для персональных компьютеров IBM – с кнопочками управления на передней панели. Затем взяли трансформатор от магнитофона «Яуза», за пять минут придумали схему блока питания, и до конца дня вручную изготовили пару печатных плат, заказав в цеху еще два десятка таких же. В магазинчике радиодеталей на Преображенке купили полсотни импортных переключателей и разъемов. Затем притащили все это хозяйство к Виктору Васильевичу Салтыкову – лучшему слесарю завода – и попросили его спасти положение.

Старик привык относиться ко всему серьезно. Без всяких чертежей он изготовил два симпатичных корпуса, внутри которых разместил блоки питания, дисководы, кнопки и разъемы. Новоиспеченные проигрыватели покрасили в бежевый и еще какой-то цвета, затем я притащил из дома компакт-диск с подходящей музыкой, и «новая продукция» завода торжественно поехала в кабинет Управляющего.

Подключили к усилителю, сделали погромче – остальное довершили звуковые эффекты группы «Пинк Флойд». В колонках били часы и сыпались монеты, на передней панели проигрывателя солидно светился японский светодиодик, а на усталых лицах Начальников появился отблеск грядущих правительственных наград. Я удостоился высочайших рукопожатий и похлопываний, затем коллективным решением немедленно выиграл конкурс на лучшее предложение по выводу завода из кризиса, а Управляющий повелел подготовить приказ о развертывании серийного производства «Проигрывателей компакт-дисков «ЯУЗА».

Казалось бы, чего же боле: Начальники довольны, а в кассе ждет премия... Но даже Кречетов прекрасно понимал, что две работающие игрушки – это вовсе не серийное производство. С этим он и отловил меня в коридоре…

– Нет, ты видел? – тряс он меня за рукав! – Владимыч – ты видел? Они ж, суки, ничего не знают! Где оснастка, где типовые испытания, где постановка на производство? Им что – Салтыков на коленке все делать будет? Так он же, мать их, в отпуск сейчас уедет на дачу – ему ж за 70 уже! Вот и накроется их производство! Жалко завод, Миша – ах, как жалко! Вот помнишь, как мы с тобой…

Я сочувственно кивал, потому что завод было действительно жалко. А насчет Салтыкова Кречетов как в воду глядел – на следующий день старика случайно встретил Производственный директор и на полном серьезе спросил, когда, мол, тот собирается осваивать серийное производство проигрывателей «Яуза»? Виктор Васильевич с интересом взглянул на Руководителя, быстро оценил бесполезность дискуссий, и уже к вечеру действительно взял бюллетень и отбыл сажать картошку. Начальники несколько раз упомянули слово «саботаж», после чего провели в разграбленных и разогнанных цехах тотальную мобилизацию, повелев всем найденным сотрудникам обмерить изделия Салтыкова, набросать эскизы сделанных им корпусных деталей и изготовить еще два десятка таких же комплектов. Я, не дожидаясь отдельного приглашения, навел ревизию в знакомых закромах, где, к счастью, без труда нашел целый ящик с подходящими трансформаторами...

В итоге через пару недель двадцать проигрывателей были доставлены в кабинет на третьем этаже. Пять штук отправили, было, на прилавок в заводской магазин, но тут Кречетов вспомнил, что к изделию нет ни инструкции, ни паспорта, ни упаковки. Новое руководство недовольно вздохнуло и тут же повелело обеспечить все недостающее до конца дня. Ответственным назначили как раз Кречетова… Тот припомнил старые приемы руководства и радостно убедился, что они еще действуют – к вечеру проигрыватели лежали в подходящих коробках со склада и были снабжены крохотными листочками с наименованием продукции и указанием, куда и как вставлять диск…

– А, может быть, ну их, эти проигрыватели? – вдруг подал голос Коммерческий директор. – На прилавок выставим штук пять – мол, опытная партия и все такое… А остальные, я думаю, разойдутся на представительские цели. У меня, например, завтра важная встреча…

В итоге все проигрыватели исчезли – надо полагать, про важные встречи припомнил каждый. Но до магазина один из них все же добрался – сам видел, как какой-то пацан удивленно его рассматривал и, в итоге, полез-таки за деньгами. Тем временем злые языки разнесли слух, что Управляющий уже получил от завода квартиру. А еще через пару месяцев всех новых руководителей, как то ли справившихся, то ли не справившихся с задачей, перевели на новое место работы – выводить из кризиса то ли вертолетный, то ли еще какой завод. С ними ушел и Кречетов.

А неделю назад, ради смеха, я набрал фамилию Управляющего в Яндексе. Оказалось, что теперь г-н Ш. – один из ведущих специалистов России в области антикризисного управления. И, конечно же, Президент чего-то жутко значимого…

© Михаил Колодочкин,

2011