Подпишитесь на мои новости

  • Страница Fb - Михаил Колодочкин
  • Страница VK - Михаил Колодочкин
  • Страница ОК - Михаил Колодочкин
  • Страница Twitter - Михаил Колодочкин

© 2019 Михаил Колодочкин - журналист, писатель, инженер

Творчество - Мои рассказы

Лекарство от скуки

– Блин, валим отсюда быстрее! А то ща в Русский музей потащат. Будет та же фигня, что и вчера в Эрмитаже… А здесь рюмочная где-то была!

Пять подростковых фигурок, поочередно стукаясь затылками, выскользнули через низенькую калитку и рванули вдоль Мойки куда-то к Невскому.

Да, всё верно. Им это действительно не нужно. Отличный, казалось бы, отдых, для них неприемлем. Но почему так получается? Это что – атавизм?

Впрочем, именно этим и стоит воспользоваться.

***

Опять сцепились футбольные фанаты.

Пара сотен придурков в разноцветных шарфиках не только сорвали очередной матч первенства страны, но вдобавок разнесли в клочья новенькие трибуны, устроили мордобой в метро, изуродовали пять вагонов…

Сорок человек в больнице, трое скончались… А этот идиот-министр опять несет какую-то чепуху про активную пропагандистскую работу.

Президент закрыл глаза и откинулся на спинку кресла. Почему в людях снова и снова просыпаются скотские инстинкты? Не хватает культуры? А почему ее не хватает?

Советник, как обычно, появился незаметно.

– Искренно надеюсь, что мой очередной визит снова будет полезен господину Президенту, – заявил он. – Я почувствовал, что мой давний друг сильно озабочен важной проблемой, и хотел бы максимально ускорить ее решение…

Президент усмехнулся. Советник всякий раз произносил именно такую тираду – фактически она давно заменила приветствие. В общем-то, никакой он не Советник, а забавный сгусток энергии, время от времени материализующийся у него в кабинете. Но польза от него есть – не случайно про себя он и прозвал его Советником. Ведь человеку, а тем более – Президенту, очень нужно время от времени с кем-то обсуждать очень острые и деликатные вопросы…

Президент мысленно кивнул своему знакомому – тот мгновенно уловил это и радостно замерцал.

– Я хотел бы поделиться с моим другом интересными наблюдениями, записанными в любимом городе господина Президента! – заговорил Советник. – Сейчас мой друг буквально на несколько минут окажется в одном из местных музеев, после чего сразу же вникнет в суть проблемы, которую мне хотелось бы с ним обсудить…

Упоминание Петербурга было безошибочным – Советник прекрасно знал слабости Президента. Тот молча кивнул.

***

Он тупо глядел на бредущую мимо разношерстную группу экскурсантов и прикидывал, что понимал под отдыхом их древний предок-рамапитек? Скорее всего, вариантов было всего два: поспать и пожрать.

Впрочем – нет, не совсем так. Совсем не так. Не мог он просто жрать и спать – первым делом надо было спрятаться куда-то в пещеру, завалив вход камнями. Иначе не дотянешь до рассвета: сожрут тебя самого… Но отдых, в любом случае, не меняется – поспать и пожрать. И это можно понять: тут не до культуры  – выжить бы. И на небе должно было смениться много лун, прежде чем хотя бы один из его далеких потомков обрел способность любоваться этой самой Луной.

Но эту способность почему-то обрели не все. Заваливать пещеру камнями, в общем-то, стало не нужно, но это ничего не изменило.

Режим сканирования ясности не добавил. Вот этим разморенным детишкам сейчас хочется побегать где-нибудь около фонтана, а не тащиться за родителями, выполняющими свой долг по заполнению совместного досуга. А бодрящиеся родители, в свою очередь, хотели бы спокойно посидеть сейчас в уютной кафешке и попить холодного пивка, сбагрив чадо к бабушкам и дедушкам, которые, по их мнению, все равно ни черта не делают… Еще есть некрасивые тетеньки с неустроенной личной жизнью – это которые сейчас держат в руках дурацкие блокнотики и записывают дежурное бормотание экскурсовода. Их никто не любит и не полюбит, а они бы и рады, да тоже некого – вот и пришли на Мойку любить Пушкина. А вон безразличные курсанты, ведомые раскрасневшимся лейтенантом – эти идут, куда скажут. К Пушкину, к Плюшкину – один хрен… А вот иногородние школьники с автобуса – у них так называемые каникулы. Это их компания только что уменьшилась на пять человек.
Не понимаю. Какой смысл тащиться почти сутки на автобусе в красивейший город планеты, чтобы в итоге уткнуться носом в банальный сосуд с обыкновенным напитком? Точно такое же пиво есть в их родном городишке.

Почему же миллионы лет эволюции ничего не изменили в мозгах здешних аборигенов?

***

Президент снова почувствовал себя в рабочем кресле. Советник невозмутимо сверкал своими искорками.

– Дело, конечно же, не в том, что пять малолетних придурков предпочли стакан пива посещению уникальных экспозиций, – заметил Советник. – Проблема гораздо серьезнее и шире, ибо что дает большинству людей свободный досуг? Скуку и томление, коль скоро не представляется чувственных наслаждений и дурачеств, чтобы его наполнить! Ваш философ, изрекший это, был прав!

Президент сделал вид, что знаком с высказыванием земного философа.

– Ну да, ну да, – кивнул он. – И что же предлагает мне мой давний друг? Неужели какие-то новые наслаждения и дурачества?

Советник обиженно вспыхнул.

– Давний друг предлагает не усугублять проблему, а решать ее! – заметил он. А суть проблемы состоит в том, что скучающий человек всегда несчастен. Более того – он опасен для вашего общества!

Президент стал слушать очень внимательно.

– Скука породила большинство человеческих пороков! – разошелся Советник. – Половина ваших грехов – следствие скуки! Самоубийства, казино, пьянство, футбольные фанаты, наркомания, секты, войны – это, как правило, следствие скуки! Но самое страшное в том, что скука заразна! Стоит зевнуть одному, как тут же начинает зевать другой. А это уже эпидемия, друг мой!

Упоминание фанатов больно кольнуло Президента. Хитрый пришелец прекрасно читал его мысли и не случайно упомянул футбол. Но ведь ему же действительно надо решить эту проблему!

– Я не понимаю, откуда это берется, – произнес он вслух. – И уж тем более не представляю, как с этим бороться. Это же дикость какая-то. Звериная дикость. И эти убогие желания – попить пивка, похрустеть чипсами, а потом орать на весь автобус… Стыдно, очень стыдно.

– Давайте навсегда закроем эту проблему, – предложил Советник. – Я готов предложить моему другу элегантное техническое решение. Собственно, оно давно уже используется аборигенами…. простите – землянами, конечно же. Надо только немножко изменить электронную начинку и продумать область применения. Кстати, если мне изменяет память, то в детстве мой друг собирал простейший радиоприемник…

Президент улыбнулся – он давно не улыбался.

– Было дело! – кивнул он.  – У бабушки на даче. Увидел в детской книжке простейшую схему – причем безо всяких батареек! – и решил попробовать. Натянул между яблонями длиннющую проволоку, раздобыл микрофон от старого телефона, подключил его через диод. Диод мне сосед подарил – маленький такой, в виде шляпы. Тогда мое радио заработало, причем я услышал сразу кучу радиостанций! Они хрипели, свистели, мешали друг другу, но я не мог оторваться от своего творения: оно работало! И это было здорово!

– Да, выше радости творчества нет ничего во Вселенной! – подтвердил Советник. – Но мой друг прекрасно уловил суть дела: он сразу же вспомнил, что услышал кучу радиостанций! Именно в этом и состоит первопричина той проблемы, которую необходимо решить.
 
– Подождите, подождите, –  возразил Президент. – То был примитивный приемничек, собранный из откровенного хлама – конечно же, он работал неважно…

Советник засверкал так, что Президент зажмурился.

– Точно так же устроены человеческие мозги! – радостно заверещал он. – Вернее, большинство человеческих мозгов. Они изначально лишены всего того, что отличает высококачественный приемник от простейшего! В них нет избирательности, настройки, фильтра! А мозг человека – это та же антенна, призванная улавливать информацию свыше. Никаких самостоятельных мыслей там нет, как нет готовых радиоспектаклей внутри радиоприемника.

Президент негодующе попытался что-то возразить, но сверкающий собеседник его опередил.

– В этом нет ничего обидного, – заявил он. – Космос – это огромный единый организм, каждая часть которого прислушивается к другой части. Иначе и быть не может. Вы пытались найти объяснение для тех придурков, которые предпочли музею Пушкина банальную пивнушку – теперь у вас есть это объяснение. Вместо мозгов у каждого из них находится нечто примитивное – как тот приемник, который мой друг собрал в детстве. Такой мозг ловит все подряд, отсюда и результат.

– А как же мыслят те, кого вы причисляете к более умным? – ехидно спросил Президент. – Какие волны ловят они?

– Тут возможны варианты, – вежливо пояснил Советник. – Некоторые уже настроены на конкретные диапазоны. Но есть и такие, кто способен на двустороннюю связь. Ну, что-то типа интерактивного телевизора – понимаете? Мозг делает запрос и получает ответ. Впрочем, таких у вас почти нет. Так как вам моя идея?

Президент хотел сказать, что так и не осознал суть идеи, но промолчал. Он с ужасом думал о том, что явно не способен ни на какие двусторонние контакты – ни с Космосом, ни с кем другим. Поэтому очевидно, что и он сам не очень сильно отличается от той шпаны, которая убежала с набережной реки Мойки пить пиво. Поэтому его тоже следует как-то переделать. И этот энергетический кусочек сверкающего вещества все это давно обдумал…

Советник перешел на ровное зеленое сияние – скорее всего, это соответствовало режиму «Успокойся, мол!» Несколько минут они молчали, затем зеленый свет сменился на голубой, но Президент первым нарушил тишину.

– Вы предлагаете машину, которая настраивает всех идиотов на нужную волну! Так? Я правильно понял?

Советник выдержал небольшую паузу, после которой, как ни в чем не бывало, заговорил.

– Я бы для начала ограничился искоренением скуки, – промолвил он. – Поэтому предлагаемое техническое устройство правильнее было бы назвать «Машина для отдыха». Сегодня ваши мозги напоминают телевизор, из которого выдернули антенну. Что при этом происходит на экране? Вот то же самое и в головах! Поэтому при малейшей возможности такие мозги ведут хомо сапиенсов на футбол, в пивные, и даже на митинги в защиту кого угодно – понимаете? И все лишь потому, что слабые мозги лишены настройки на нужные волновые диапазоны.

– Но ведь желание убежать в пивную – это тоже желание? – заметил Президент. – Какие волны ловят те, кто сидит в пивной? Если мозг, как вы утверждаете, ничего не делает сам, то, стало быть, он всегда ловит какую-то передачу, пусть и слабую. Кстати, мой друг, вы так и не сказали, кто сидит у передатчика? Кто составляет программу вещания?

Советник как-то нервно замигал. Но затем вновь обрел спокойные переливы цвета.

– Дело в том, – нехотя начал он, – что в Космосе объективно существует еще и принудительное вещание определенной идеологии. Обычно его глушат, но услышать все-таки можно. Вспомните так называемый «Голос Америки» – в вашей истории такое когда-то было. Сегодня вы находитесь под аналогичным воздействием… Церковники предпочитают вспоминать Диавола и прочие темные силы – что ж, такая терминология многим прихожанам понятнее.

– Так как же мы можем находиться под чьим-то воздействием, если наши дрянные мозги ни на что не настроены? – усмехнулся Президент. – Или все-таки настроены?

Советник опять замигал.

– Я вновь прошу моего друга представить себе телевизор с выдернутой антенной! – вежливо произнес он. – Или примитивный приемник, не настроенный ни на одну станцию. Итог один: на экране прыгают разноцветные искорки, а в наушниках стоит треск. Именно так воспринимают информацию простейшие организмы. Но в этом случае срабатывает генетическая память, сохранившаяся со времен ваших обезьяноподобных предшественников. А там все просто – попить, поесть, поспать, создать потомство и огреть чужака дубиной по башке. А единственную границу между поведением современного хомо сапиенса и тех лохматых красавцев как раз и составляет культура. Но для ее «просмотра» человеку нужна антенна – причем не просто кусок проволоки между баобабами, а хорошая, современная.

– А откуда на Земле были, есть и, надеюсь, будут композиторы и писатели, певцы и пианисты? – взорвался Президент. – Их-то кто настраивал?

Он тут же пожалел, что позволил себе повысить голос. Но Советник был к этому готов.
 
– Моему другу не стоит нервничать! – спокойно пояснил он. – К тому же оспаривать величие земной культуры было бы верхом невежества. Однако я уже отмечал, что ряд представителей вашей цивилизации изначально настроен на конкретные диапазоны вещания. Назовем это мутацией. Более того, здесь встречаются и гении, способные на двустороннее общение, но таких, конечно же, единицы. Нас же с вами больше волнует судьба примитивных особей, которые составляют подавляющее большинство населения планеты. Согласитесь, что если в какой-то момент времени мощность негативного вещания будет повышена, то катастрофы не избежать. Сегодня эти особи убегают из музея, завтра пойдут бить тех, у которых шапочки другого цвета, а послезавтра они возомнят себя строителями новой жизни, которым нужно уничтожить все старое. А первоисточник всего – скука: они просто не знают, чем себя занять. К сожалению, отдых для вас – это то, чем вы занимаетесь, когда никто не говорит, чем именно нужно заниматься…

– А вы предлагаете отдыхать по указке сверху? – поморщился Президент. – Иными словами – через силу? Я не хочу идти в музей, а вы меня погоните туда – так, что ли?

– Ну и что? – сверкнул алой вспышкой Советник. – Классическую музыку сразу полюбить тяжело – к ней нужно подходить постепенно. То же относится и к живописи, и к балету. Чтобы чувствовать нюансы произведения, нужно настроить себя в резонанс с ним. Но именно это я вам и пытаюсь предложить! И начать надо именно с культуры!

– Как в фантастических произведениях, – буркнул Президент. – Надели наушники, щелкнули тумблером – готово: стал специалистом…

– Такие методики существуют, но сейчас речь не о них, – возразил Советник, ставший темно-синим. – Кроме того, трудно надеть наушники без согласия пациента. Я позволю себе предложить моему другу иное решение…

***

– Блин! И тут металлоискатели… Да здесь три бомбы можно пронести, если очень нужно! Только какой козел их сюда потащит?

Толпа каникулярных подростков, выкатившаяся из автобуса, с гиканьем протискивалась в маленький музей, вынимая из карманов мобильные телефоны, ключи, монеты и прочую металлическую мелочевку. Охранник равнодушно загонял обратно тех, кто продолжал звенеть под рамкой искателя – в итоге на свет под общий гогот появлялась очередная монетка или жетончик, затерявшийся в одном из карманов. Впрочем, в музей никто и не рвался, а потому лишний аттракцион оказался даже кстати.

Однако вскоре что-то произошло. Сначала стих гогот. Затем недоеденные попкорны один за другим полетели в урну, мобильные телефоны поочередно отключились, а музейные бахилы быстро оказались разобранными. Два десятка человек бесшумно проследовали за экскурсоводом, благоговейно взирая на последнее жилище того, чье имя давно стало нарицательным…

***

Президент почувствовал, что снова находится в своем кабинете. Советник скромно молчал – одинокий огонек бегал вокруг как крошечный спутник.

– Настройка на диапазон – она в металлоискателе? – тихо спросил, наконец, Президент.

– Разумеется, – тут же засиял радугой Советник. – Само собой, что прибор при этом работает и в обычном режиме, выискивая металл, но основная задача, конечно же, состоит в настройке мозгов хомо сапиенса на нужную частоту. Кстати, таких диапазонов может быть довольно много – история, музыка, литература… Достаточно организовать плановую замену устаревших земных металлоискателей на усовершенствованные – назовем их так. Излишне говорить о том, что я смертельно обижусь, если первую партию в сто таких девайсов мой друг не примет в подарок как знак моего искреннего расположения к вашему народу и к нему лично. Впрочем, один из них уже подарен и, как вы могли видеть, успешно работает… Когда мой друг убедится, что игра стоит свеч, пусть он просто подумает обо мне.

Свечение погасло. Сгусток энергии исчез.

***

– Не думал, что тебе удастся пристроить куда-то эти древние колебательные контуры! – засверкал Большой Сгусток Энергии. – Похвально, похвально…

– Ну, пока еще не пристроил, – скромно замигал Советник. – Однако в успехе сомневаться не стоит. Думаю, что не пройдет и месяца, как им понадобится оборудовать практически все заведения – от стадионов до концертных залов. А там можно будет подумать о настройке на иные диапазоны – знания, политика… В общем, о запасах газа на какое-то время можно будет забыть. Сделка обязательно состоится.

– А про какие такие диапазоны ты ему наплел? – поинтересовался Большой Сгусток Энергии. – Как это вообще сработало?

– Ничего я не наплел! – вспыхнул розовым Советник. – Просто первым делом я установил такой металлоискатель на входе в президентский дворец… Небольшое внушение, так сказать – это никогда не повредит. К тому же мы с вами, коллега, и сами неплохо справляемся с подобными задачами… Поэтому мгновенно поумневшие придурки с айфонами – это, скорее, иллюзия, чем явь.

– А знаешь ли ты, коллега, – язвительно прогудел Большой Сгусток Энергии, – что никакой иллюзии не было? Я внимательно контролировал твою командировку. Так вот: эти придурки действительно прекратили жевать и тыкать конечностями в свои – как их там? – айфоны! И они с большим интересом бродили по этому музею! Как такое возможно?

На какое-то мгновение Советник потух. Но затем искорки засверкали вновь.

– Значит, мы опять сделали благо! – заявил он. – Сами того не желая. Что за мозги у этих землян – не понимаю. Впрочем, я даже рад, что не пришлось никого обманывать. Этот их Президент – он неплохой, в общем-то… Впрочем, скорее всего мне помогло еще одно обстоятельство.

– Это какое же? – хмыкнул Большой Сгусток Энергии.
 
– Мозги у них, конечно, не очень… – ухмыльнулся Советник. – Но  все же остается некоторая вероятность того, что этим придуркам действительно понравилось в музее…

© Михаил Колодочкин,

2017