Творчество - Мои рассказы

Пепсик и профессор Книжкин

Профессор Книжкин был настоящим Профессором. Он знал очень много.

Пепсик был из поколения «Пепси». Он никогда не читал книг, зато все время играл в компьютерные игры и смотрел любые фильмы без разбору. И поэтому был уверен, что тоже знает практически всё.

Где и как они встретились – мы не знаем. Известно лишь то, что в итоге они оба попали в необычный автосалон. Об автомобилях и прочей технике в нем рассказывают… буквы! От А до Я. Но каждая буква знает только такие слова, которые на эту букву начинаются…

О том, что из этого получилось, мы вам и расскажем. От А до Я…



А

– Ананасы, арбузы, апельсины, абрикосы… – затараторила солидная А, выскакивая откуда-то из-за ящиков.
– Нас интересует техника! – гордо сказал Пепсик. – А у вас только фрукты какие-то…
– А автомобили? – обиделась А. – Американские, азиатские? Армейские, антикварные. Амфибии, автобусы, автокраны…
– А какая коробка у этой машины? – поинтересовался Пепсик, ткнув пальцем в огромную «Ауди». – Ручная или автоматическая?
– Автоматическая! – высокомерно заявила А. – А аккумулятор – AGM!
– Это современный вид аккумулятора, – тихо пояснил Пепсику Профессор Книжкин. – Разрабатывался для автомобилей, которые сами глушат моторы перед светофорами и шлагбаумами.
– А какая подвеска? – зачем-то спросил Пепсик, который ничего не понимал в подвесках.
– Адаптивная! – буркнула А, которая сразу поняла, что Пепсик с Профессором ничего покупать не собираются. Затем ехидно добавила:
– А антифриз – арктический!
Пепсик непонимающе взглянул на Профессора.
– Адаптивная – это такая, которая меняется в зависимости от условий движения, – заметил Профессор. – Ты же не стал читать мою книжку, а там про все это рассказано. Ну, а про антифриз ты должен знать – это незамерзающая жидкость для системы охлаждения. Я тебе потом объясню еще раз.
– А какие модели автомобилей имеются у вас в наличии? – солидно спросил Пепсик, которому не хотелось уходить просто так.
– «Ауди, «Астон Мартин», «Альфа-Ромео», – начала перечислять А. Затем, спохватившись, гордо добавила: «Адлер»!
Пепсик удивленно покосился на Профессора.
– «Адлер» – это та самая машина, которая снималась в фильме «Кавказская пленница»! – улыбнулся Профессор. – Книжек ты не читаешь, но кино-то, надеюсь, смотришь?
– А «Антилопа-гну» у вас есть? – ехидно спросил Пепсик, который недавно увидел по телевизору другую известную комедию.
– Ага! – кивнула А. – Антикварная!
Пепсик с Профессором вежливо попрощались с А и направились к выходу.
–Аэрография! – продолжала что-то объяснять им вдогонку А. – АБС! Акула автопрома!
Этих слов Пепсик не знал.

Б

– Богатый? – строго спросила Б. – Бери, братишка, «Бентли»! Бесподобная бибика! Большая, благородная, быстрая! Балдеть будешь!
– А что еще есть? – спросил профессор, который сразу поморщился от слова «Балдеть».
– БМВ! – отчеканила Б. – «Бугатти»! «Бьюик»! Богатые берут…
– Мы не богатые! – гордо сказал Пепсик. – Мы интересуемся техникой.
– Бедные… – понимающе кивнула Б. – Бедным – бэушная «баржа»! Бывалые боготворят, берегут баржу. Багажник бескрайний, бензобак большой… Бамперы блестят…
– А причем тут баржа? непонимающе спросил Пепсик. – Тут и реки-то нет…
– Так иногда называют «Волгу» за неважную управляемость, – пояснил Профессор, которому решительно не нравились выражения, которые использовала Б.
– Богатые бездельники бубнят: барахло… – продолжала что-то пояснять Б. – Большой бестолковый броневичок без былого блеска.
– Пойдем, Пепсик, к букве В, – предложил Профессор. – Там, я думаю, тебе будут рассказывать как раз про «Волгу».
– Бездарности! – бросила им вслед недовольная Б.

В

– Входите! – приветствовала их В. – Видите – вот восстановленный «Вартбург»! Ветеран великолепно выглядит.
– Видим! – кивнул Пепсик. – Я даже знаю, что у него кузов из пластика!
– Ты перепутал его с «Трабантом»! – недовольно заметил Профессор. – Хотя обе машины выпускались когда-то в ГДР…
– Верно! – кивнула В. – Впрочем, вероятнее всего, Вы высматриваете «Волгу»! Внешний вид «волжанок» во все времена вызывал восхищение! Вот впрысковый вариант… «Волги» всегда возили важных вельмож!
– Каких еще вельмож? – не понял Пепсик. – Кто такие вельможи?
– Просто слова «начальники» и «руководители» начинаются на другую букву! – пояснил Профессор. – А вельможа – как раз на В.
– Вот восьмицилиндровая версия! – суетилась В. – Выпускалась в восьмидесятых… Впрочем, вот вариант «Волги», ведомой вазовскими «ванкелями»…
– Это так называемые роторные двигатели, – заметил Профессор. – Конструкция Феликса Ванкеля необычная, но слишком капризная – от нее все отказались.
– А посовременнее? – поинтересовался Пепсик. – Есть такая машина, у которой косая черта поперек решетки радиатора…
– Раньше там была планка, к которой крепили номерной знак, – усмехнулся Профессор.
– «Вольво»?  – обрадовалась В. – Восхитительный вариант – впечатляет! Выбирайте! Вам вседорожник? Вот вишневый – великолепный выбор! Внутри велюр – видите?
– А где же вечный двигатель? – спросил Пепсик. – Он должен быть у вас…
– Вечным ведают волшебники, – грустно сказала В. – Впрочем, возвращайтесь – временами волшебство воплощается в вещах…
– Интересно было бы взглянуть, – улыбнулся Профессор. – Но пока что мы пойдем дальше…

Г

– Мы не туда попали!– удивленно сказал Пепсик, оглядываясь по сторонам. – Я снова вижу «Волгу».
Профессор хотел что-то объяснить, но Пепсик опять ткнул куда-то пальцем.
– А как здесь оказалась «Чайка»? – пробормотал он. – Буква Ч гораздо дальше! А вот ЗиМ – откуда он здесь?!
– ГАЗовский гараж – горжусь! – гордо заявила появившаяся откуда-то Г. – Глядите: ГАЗ-13, ГАЗ-14, ГАЗ-12…
– «Чайки» имели заводские индексы ГАЗ-13 и ГАЗ-14, – пояснил Профессор. – А ЗиМ, который ты узнал, появился раньше «Чаек» – он обозначался ГАЗ-12. ГАЗ – это Горьковский Автомобильный Завод.
Между тем Г опять исчезла за каким-то грузовичком.
– Глушитель голубого грузовичка гнилой: гремит! – пожаловалась Г. – Генератор гудит… Грустно говорить: грузовичок – гарантийный.
–Это за ним плохо ухаживали! – заявил Пепсик.
– Глупости! – обиделась Г. – Грубиян!
От обиды Г полезла куда-то под машину.
– А на каком бензине он ездит?  – продолжал допытываться Пепсик.
– Грузовичок – газобаллонный! – донеслось откуда-то снизу. – Газ горит гораздо гуманнее…
Профессор поморщился.
– Не гуманнее, а дешевле, – пояснил он Пепсику. – Просто не нашлось подходящего слова на Г…
– А как сюда попал «Запорожец»? — недоуменно пробомотал Пепсик.
– «Горбатый» – донеслось снизу.
– Так часто называли ЗАЗ-965, – кивнул Профессор.
Пепсик вернулся к грузовичку.
– А у него фары ксеноновые? – спросил он.
– Газоразрядные! – поправила Г, вылезая из-под машины. – Говорите грамотно!
Пепсик потянул Профессора за рукав – ему больше не хотелось слушать замечания.

Д

– Доверяйте джипам, друзья! – заметил Д.  – Даже древний джип – достойный драндулет для далеких деревенских дорог. Датчик дождя, диагональные шины. Доводчики дверей, дисковые…
Д неожиданно замолчал…
– Тормоза! – догадался Пепсик.
Д радостно кивнул – он не мог произнести это слово.
– А какие, вы говорите, шины? – удивленно переспросил Профессор.
– Диагональные! – грустно отозвался Д. – Древние, достойные…
Друзья поняли, что он не мог сказать Радиальные, потому что это слово начиналось не на Д.
– Дизельные двигатели, – хвастался между тем Д. – «Датсун». Додж», «Дэу», «Даймлер»…
– Это он просто перечисляет все, что приходит на ум, – заметил профессор. – А вот эта машина из нержавейки снималась в фильме «Назад в будущее» – там она была машиной времени!
– «Де Лориан», – кивнула Д, старательно произнося сложное название в одно слово. – Допрыгался, дурачок – дряхлый двигатель дымит…
– Дизтопливо дрянное! – неожиданно выпалил Пепсик. – Дыра для денег!
Д восторженно захлопала в ладоши, потому что Пепсик использовал только слова, начинающиеся на эту букву, но Профессору фраза не понравилась.
– Ну причем тут плохое дизтопливо? – недовольно заметил он. – Лучше отыщи здесь отечественную машину, имеющую отношение к букве Д – она смотрит на тебя!
Пепсик недоуменно огляделся по сторонам.
– «Девятка»! – не удержалась от подсказки Д. – «Девяносто девятая»!
– Так часто называют ВАЗ-2109 и 21099! – вздохнул Профессор. – Ладно, пошли дальше… Хотя и здесь много интересного…
– Даешь двухтопливные двигатели! – донеслось до них сзади.
Пепсик не стал спрашивать Профессора, что такое двухтопливный двигатель…

Е и Ё

В этом гараже было темно и пустынно. Зато путешественников встретили сразу две буквы – Е и Ё.
– Тут хоть что-нибудь есть? – недовольно спросил Пепсик.
– Естественно, есть! – восторженно заверещали Е и Ё. – Есть ё-мобиль, еще  – е-мобили! Ё-мобиль – единственный, естественно… Ерунда!
 – А е-мобилями часто называют электромобили,  – пояснил Профессор.  – Никакого отношения к ё-мобилю они не имеют!
 – Есть Ебэдэ, есть Еэспэ!  – галдели Еи Ё.  – Еще есть Евронормы…
Пепсик ничего не понял.
– Это системы безопасности автомобиля! – пояснил Профессор. – Одна – EBD – распределяет тормозные усилия, другая –ESP – стабилизирует курс машины. А Евронормы –это собрание правил, которые заботятся об экологии…
– О чем? – переспросил Пепсик.
Профессор горестно вздохнул и не ответил. Пепсик покраснел и побрел к одиноко стоящим автомобилям.
– «Ермак»! – тараторили Е и Ё. – «Евро-Самара»!
 – «Ермаку» не везет, – пояснил Профессор.  –Когда-то так хотели назвать автомобиль грузоподъемностью 25 тонн. Затем, много позже, появились грузовички на 3,5 и на 6 тонн. Но и у них судьба не сложилась.
– Еле-еле! – подтвердили Е и Ё. – Единичные «Ермаки» еще ездили.
 – А Евро-Самару некоторое время собирали в Финляндии,  – напомнил Профессор.  – Отсюда и название на Е.
Пепсик побрел к выходу.

Ж

– Желаете желтые «Жигули»? – поинтересовалась Ж.
Гараж был уставлен заднеприводными моделями ВАЗ – от 2101 до 2107. Все модели были желтого цвета.
– А что еще есть? – спросил Пепсик, оглядывая пустынный гараж.
– «Жук»! – заявила Ж. – Желтенький…
–Так называют очень популярную модель «Фольксвагена», – шепнул Пепсику Профессор Книжкин. – А других цветов здесь, наверное, не бывает…
– Железно! – кивнула Ж. – Желаете желтую?
– Пойдемте, – сказал Пепсик Профессору.
– Жаба – животное жутко жестокое! – зачем-то бросила им в спину Ж. Наверное, ей просто нечего было сказать…

З

– Зеленый «Запорожец» заглох! – пожаловалась З. – Зажигание забарахлило. Значит, зазоры за зиму заржавели… Замок зажигания заело – забился заусенцами, злодей…
– Мне не нравится «Запорожец»! – заявил Пепсик. – И, вообще, здесь скучно…
– Зря злитесь! – заметила З. – Заметьте: «Запорожец» запросто заводится зимой! Замечательная забава… Землю замело, заносы знатные, знаки засыпало, зеркала заиндевели – зато «Запорожец» заводится!
– Непрестижная машина! – важно сказал Пепсик.
– ЗиМ заметнее, – согласилась З. – Зрелище заставляет завидовать. Завернуть?
– Слишком дорого, – улыбнулся Профессор.

И

– Интересуют иномарки? – поинтересовалась И. – Имеются испанские и итальянские, иногда индийские… Или ищете истинные исторические изумруды? «Изотта-Фраскини», «Испано-Сюиза» – их имена изумляют избалованных  искателей изюминок исчерпывающим изяществом истинно инженерных инноваций…
Пепсик ошалело покрутил головой – он ничего не понял.
– Исследуйте Интернет! – посоветовала ему И. – Интернет – источник истины…
Профессор тихо кашлянул. И тут же замолчала.
– А какие отечественные автомобили начинаются на И? – спросил Профессор Пепсика.
– Иж! – радостно выпалил Пепсик. – И еще я в кино слышал про Изотта-Фраскини, но это не отечественная машина.
– Правильно! – заметил Профессор. А еще был такой автомобиль: «Интернациональ»!
И захлопала в ладоши. Она явно хотела что-то добавить, но не могла. Профессор пришел на помощь.
– Какие самые лучше на сегодня свечи зажигания? – поинтересовался он.
– Иридиевые! – радостно выпалила И. – Их износ изумляет. Инженеры изобрели идеальное изделие!
Профессор усмехнулся. Он знал, что ничего идеального не бывает…

К

– Какой красивый Кадиллак! – затараторила К, увидев посетителей. – Купите! Классная конструкция!
– КамАЗ круче! – заявил Пепсик.
Довольная К не стала спорить: ведь Пепсик использовал только слова на эту букву!
– Ну, а еще? – спросил Пепсика Профессор Книжкин.  – Как называлась «Ока», выпускавшаяся на КамАЗе?
– Кама! – вспомнил Пепсик. – А еще была странная машинка…
– Кинешма! – подсказала К. – Крайне курьезная колесница, конечно.
 – Кэмпер, конечно, круче,  – неожиданно выдал Пепсик. – Кстати, как котируется «Караван»? 
К захлопала. Она знала, что «Караван» – это такая дача на колесах, а у кэмпера при этом есть и мотор…

Л

– Любите лимузины? – поинтересовалась Л. – Любуйтесь: легендарная ленинградская легковушка – Л-1! Лучшая! Люди ликовали!
– А на каком она бензине? – спросил Пепсик.
– Лейте любой! – гордо сказала Л. – Лидер лакомится любым!
Профессор кивнул: да, эта машина работала на любом сорте бензина.
– А это мы уже видели, – посмотрел в другую сторону Пепсик. – Жигули!
– Лады! – кивнула Л. – Люди любят Лады.
Профессор Книжкин тем временем подошел к маленькому вездеходику. Л это заметила.
– ЛуАЗ! –  напомнила она. – Ловко лазит любыми лабиринтами! Любимец лесников. Лакомство, лишенное лоска.
Пепсик с сомнением осмотрел ЛуАЗ.
 – Любите лоск?  – спросила Л.  – Ладно, любуйтесь: Линкольн, Лексус. Левее  – Лендровер, Лифан.
Профессор Книжкин повел Пепсика дальше: он понял, что Л начала перечислять все подряд.

М

Солидная М сидела с ручной мини-мойкой в руках.
– Мыть машину мини-мойкой – мучение! – пожаловалась М. – Моешь-моешь: мне мерещатся миллионы многочисленных микротрещин…
– Так поезжайте на сервис! – посоветовал Пепсик. – Там и мотор вымоют!
– Мотор? – задумалась М. – Мудро! Моек много… Мойщики моют машину, механики меняют моторное масло… Молодец!
–А какие машины проще мыть? – спросил Пепсик.
– «Матиз» – мелюзга! – махнула тряпкой М. – МАЗ – монстр! «Мерседес» манит магией: моешь медленно…
М продолжала что-то еще говорить про Мерседес, но Профессор Книжкин с Пепсиком уже покидали ее гараж.
– «Москвич» – мучения, морока! – донеслось им вслед.
Наверное, М просто нечего было сказать

Н

Гараж Н оказался пустым.
– Ничего нет! – выкрикнула с порога Н. – Ни наших, ни ненаших. Надежных нынче не найти – несмотря на нанотехнологии.
– Это почему же ничего нет? – удивился Профессор Книжкин. – А где же Нива? Или Нисcаны? А симпатичный Мерседес-Невада?
– Нам нужны недорогие Ниссаны! – не слушала его Н. – Нужны новая, надежная Нива. Но не надейтесь на новое: ничего нет!
– Несмотря на некомпетентность, не надо ныть! – строго сказал Профессор Книжкин, используя только слова на букву Н. – Не надейтесь на новых начальников! Нужно настойчиво находить новые научные направления!
Пепсик с уважением посмотрел на Профессора.
Пристыженная Н замолчала.

О

Кругленькая О грустно сидела перед воротами.
– Очень обидно осознавать отсутствие оригинального отечественного образца! – пожаловалась она. – Одни «опели», «остины», «олдсмобилы». Обожаю отечественное, однако… Осталась одна одинокая «Ока», однако осознаю: она очень отстала от общего ожидания.
– Да уж, она совсем древняя, – согласился Пепсик. – Разве что какой-нибудь любитель старины захочет купить ради смеха…
– Однажды один озабоченный очкарик объявился! – вздохнула О. – Обрадовался: обещал отреставрировать, отладить… Осматривал, оценивал – очень обстоятельно отнесся. Однако он оказался обманщиком.
– Он пытался что-то украсть? – взволнованно спросил Профессор Книжкин.
– Он отказался от «Оки»! – грустно пояснила О. – Охладел…
– А что же он купил? – поинтересовался Пепсик.
– Оранжевый «Опель Омега»  – буркнула О. – Очень обидно.

П

– Присаживайтесь,– пригласила гостей П. – Пришла пора припарковаться. Пройден предлинный путь…
– Мы не устали, – мужественно произнес Пепсик. – Нам бы машины посмотреть…
– Пожалуйста, – обрадовалась П. – Порше, Протон, Плимут, Пежо, Понтиак, Приора, Пассат, Приус… Полным-полно! Переднеприводные, полноприводные… Подержанные  – прекрасная предпродажная подготовка!
– А пепелац? – вдруг спросил Пепсик. – Я в кино такое слово слышал…
– Пепелац? – удивилась П. – Подозрительно произносится. Пойду проверю, пожалуй.
– Постойте, – извинился Пепсик. – Пошутил. Поищите первую Победу, пожалуйста!
От фразы на нужную букву П засияла.
– Предлагаю посмотреть полноприводную Победу, – зашептала она. – Популярнейшее послевоенное произведение промышленности. Подвеска подняла первоначальную Победу повыше, прибавив просвет. Проходимость – просто песня! Просвет позволяет проехаться по полям, поехать порыбачить, погонять по "пересечёнке". Панель приборов  – просто прелесть. Прожорливая, правда. Порой поскрипывает, повизгивает, периодически просит прошприцевать. Первоклассный проходимец!
 – Пора, пожалуй!  – вежливо попрощался Профессор на языке П.
– Провожаю путников почетным персональным поклоном, – церемонно распрощалась с ними П.

Р

У первого же автомобиля Пепсик застыл как зачарованный.
 –Руссо-Балт!  – прошептал он. 
 – Руссо-Балт! – подтвердила Р. – Редчайший российский раритет. РБВЗ!
Пепсик не понял про РВБЗ.
 – Это Русско-Балтийский вагонный завод,  – пояснил Профессор.  – Сокращенно  – РБВЗ. В Риге.
 – Рига,  – подтвердила Р.  – Рижане реконструировали реплику. Разрезанная рама, радиатор…
 – В Риге создали так называемую реплику пожарного Руссо-Балта,  – заметил Книжкин. – Оригинальные там, насколько я помню, часть рамы, радиатор, коробка передач, и часть кабины.
 – Роскошная реплика! – подтвердила Р. – Ручаюсь!
Пепсик рассматривал колеса автомобиля.
 – Резина равного размера,  – солидно пояснила Р.
 – Это не у всех моделей,  – тихо заметил Профессор.  – Впрочем, на данной машине это так и есть.
 – Руссо-Балт – рассвет российского ракетостроения!  – вдруг заявила Р.
Пепсик уставился на Профессора.
 – Завод перевозили с места на место,  – пояснил тот.  – И сейчас предприятие, расположенное в Москве на его площадях, действительно занимается ракетно-космической техникой.
 – Рекомендую рассмотреть Роллс-Ройсы, Рено, Роверы, – напомнила Р.  – Радуйтесь!
Но Пепсик смотрел только на Руссо-Балт.

С

 – Скорее сюда! – радостно замахала руками С. – Спросите, сколько стоит самый симпатичный Ситроен?
 – Сколько стоит? – машинально спросил Пепсик.
– Смешную сумму, – обрадовалась С. – Спешите сэкономить!
 –А что еще есть? – спросил Пепсик, который и не собирался ничего покупать.
 – Сегодня  – самые современные суперавтомобили! – тараторила С. – Сеат, Сааб, Сузуки, Субару, Смарт…
 – А на каком заводе собирали автомобиль Ока?  – спросил Пепсика Профессор  – Кроме КаМАЗа? Забыл?
Пепсик сделал вид, что не расслышал вопрос.
 – СеАЗ!  – подсказала С. – Серпухов!
Пепсик кивнул, как будто и сам знал ответ…

Т

– Туристам требуется трактор?  – поинтересовалась Т.
 – Да нет…  – пожал плечами Пепсик.
 – Тогда  – телега! – предложила Т.  – Телега  – тоже транспорт! Только телеге требуется тягач!
 – Тарантасу тоже требуется техника! – Пепсик старательно подобрал слова на Т.
Т радостно зааплодировала.
 – Талантливо!  – заметила она. –  Таланту трудно творить!
Пепсик задрал нос.
 – Назови-ка лучше вот эти автомобили, талант!  – вернул Пепсика на землю Профессор.  – Например, вот эту машинку из пластмассы…
 – «Трабант»  – гордо заявил Пепсик.  – Выпускалась в ГДР!
Т опять захлопала.
 – А вот этот Фольксваген?  – показал Профессор на вседорожник.  – Так еще называются воинствующие кочевники…
 – Туарег! – подсказала Т.
 –Я и сам знал,  – буркнул Пепсик.
Хотя, между нами, этого он точно не знал…

У

Буква У выглядела очень грустной.
 – Угнали Уазик, – пожаловалось она.  – Умело угнали. Угонщики умные, ушлые уроды!
 – Нам очень жаль,  – выразил соболезнования Профессор.
 – Уазик – уникальная умница,  – вздохнула У.  – Умел удивлять. Учиться управлять УАЗом – удовольствие. Урчит: у-у-у… Устраиваешься удобнее…
Пепсику стало жалко У.
 – А как называется этот грузовик? – махнул он рукой в сторону большого вездехода.
 – Унимог!  – нехотя ответила У. Ей не хотелось разговаривать.
 – Это немецкий грузовик-вездеход, – пояснил Профессор. – Первая модель была разработана еще в 1945 году.
 – А что тут делают жигули, москвичи и волги? – удивился Пепсик.  – Или – вот – Шкода?
 – Это различные автомобили с кузовом Универсал,  – ответил Профессор.  – Видишь, у всех увеличенное багажное отделение и подъемная дверь в задней части?
 – Универсалы – удобные!  – жалобно подтвердила У.
Ей был жаль Уазик.

Ф

 – Феррари!  – зачарованно проговорил Пепсик, глядя на красивую спортивную машину.
 – Феерично! – поддакнула Ф.  – Фантастический фюзеляж!
 – Фюзеляж  – это, вообще-то, корпус летательного аппарата, – заметил Профессор Книжкин. – Но применительно к спортивным машинам иногда используют и такие слова.
 – Феноменальные формы! – согласилась Ф. Ей явно не хватало других слов.
 – А я знаю и другие машины на Ф! – радостно заявил Пепсик. – Фиат, Форд, Фольксваген!
 – Факт!  – согласилась Ф.

Х

Буква Х сидела под портретом Штирлица.
 – А почему здесь Штирлиц?  – удивился Пепсик.  – Он же ездил на Мерседесе!
 – Ха-ха-ха! – презрительно произнесла Х. – Холодно! Халтура!
– Я помню все фильмы! – гордо заявил Пепсик. – Там точно был Мерседес…
– Хвастун! – оборвала его Х. – Хватит…
– В книге Штирлиц ездил совсем на другой машине: она называлась «Хорьх»! – тихо сказал Пепсику Профессор. – Тоже немецкая, конечно. А в твоем возрасте стыдно ссылаться только на кино: там может быть всякое…
Пепсик сконфуженно замолчал и засопел носом.
– Хорош хныкать! – заявила ему Х. – Хочешь Хонду?
Пепсик не отвечал
– Хёнде? – продолжала перечислять марки машин Х. – Хочешь характеристику хваленого Хаммера?
– Я потом прочитаю! – неожиданно сказал Пепсик.
Профессор удивленно посмотрел на него, но ничего не сказал.
– Хэппи-энд, – заявила Х.

Ц

 – Ой,  – удивился Пепсик.  – Запорожец? Хотя нет…
 – ЦрвенаЗастава,  – выговорила в одно слово Ц. Больше она сказать ничего не могла.
 – Црвена Застава  – это завод в бывшей Югославии,  – пояснил профессор.  – А эта машинка  – лицензионная копия Fiat 600. Внешнее сходство с Запорожцем действительно есть, но машины совершенно разные. Но боюсь, что других автомобилей мы здесь и не увидим  – разве что запчасти.
  – Цепи!  – предложила Ц.  – ЦПГ! Цапфы!
 – Цапфа  – это ось, на которой находятся подшипники, – напомнил профессор.  – Цепи же могут быть разные  – и для двигателя, и для колес, чтобы те не скользили. А ЦПГ  – это цилиндро-поршневая группа. Когда начнешь разбираться в моторах, мы с тобой об этом поговорим.
Пепсик хотел было возразить, но Ц строго произнесла:
 – Цыц!

Ч

 – Четверки! – показала Ч на ряд машин, стоящих за ней.  – Чистенькие!
 – Тут же разные модели,  – не понял Пепсик.  – И немецкие, и наши…
 – Так многие называют машины, в обозначении которых присутствует цифра 4,  – пояснил Профессор.  – Например ВАЗ-2104  – это Жигули, а немецкая А4  – Ауди. Или, скажем, французский Ситроен С4. Все они  – четверки. Так их часто называют.
 – Чересчур часто,  – подтвердила Ч.
 – А кроме четверок что есть? – спросил Пепсик.
 – Чери! – показала Ч на китайскую легковушку, стоящую у стены.  – Чиним четыре часа… Чертовски часто «Чек-энджин» чудит…
 – Чек-энджин – это индикатор неисправности двигателя! – пояснил Пепсику Профессор.  – Он загорается на приборном щитке, если в машине что-то неисправно и водителю срочно надо ехать на сервис.
 – Чините!  – важно посоветовал Пепсик.
Ч не ответила. Она и сама знала, что ей нужно делать.

Ш

 – Шевроле – шикарный шалунишка!  – заявила Ш.  – Шустро шуршит широкими шинами.
Но Пепсик не стал смотреть на Шевроле. Он с интересом разглядывал большой бескапотный грузовик.
 – Шишига! – пояснила Ш. – Шестьдесят шестой!
 – Это ГАЗ-66! – пояснил Профессор.  – Его действительно прозвали Шишигой. Первый советский автомобиль, получивший Знак качества! Кстати, он – как кошка: приземляется на все четыре колеса! Такие машины служили в десантных войсках и часто прыгали с парашютом!
 – Шутя! – подтвердила Ш. 

Щ

 – Здесь машин вообще нет,  – заметил Пепсик.  – Только детали какие-то.
 – Щупы!  – донеслось откуда-то из темноты. – Щиток! Щетки!
Щ явно не хотела показываться своим гостям. Ей было стыдно за почти пустое помещение.
 – Все это очень нужно,  – пояснил Профессор Книжкин. – Например – щетки дворников. В генераторах и стартерах тоже есть щетки  – по ним идет ток. А масляный щуп помогает проверять уровень масла. Ну, а щиток приборов тебе, конечно, знаком.
-- А что тут делает «Ауди-100»? – удивился Пепсик.
 – Щука! – радостно пояснила Щ.
 – Так иногда называют эту модель, – вздохнул Книжкин.
Профессор вздохнул потому, что вообще не любил использовать прозвища.
 – Пойдемте дальше,  – зевнул Пепсик.
 – Щуплый щенок!  – обиженно бросила ему в спину Щ.

Ы

 – Странно, – задумчиво произнес Профессор Книжкин. – Что же здесь может быть внутри?
Внутри было темно. Но в углу скромно стояла инвалидная коляска СМЗ С-3А.
 – Я понял! –  обрадовался Пепсик.  – Это же инвалидка из знаменитой комедии «Операция Ы…»!
 – Ы-ы-ы,  – донеслось до них откуда-то из темноты.
Ничего другого Ы произносить не умела.

Э

 – Сколько здесь машин! – удивился Пепсик.  – Я думал, что ни одной не будет. Буква-то непопулярная!
Э задохнулась от возмущения.
 – Эх, эрудит!  – презрительно выговорила она. После чего зачем-то добавила: «Эфиоп!»
Пепсик обиженно посмотрел на Профессора.
 – Ты забыл, что многие ранние автомобили были электрическими,  – заметил тот.  – А сегодня их снова пытаются производить серийно.
 – Электромобили,  – выпалила Э, – это... это энциклопедия эрудиции! Экспериментальная энергия! Электромобиль элегантен, экстравагантен…
Больше Э ничего не сказала: она сильно обиделась. Да и слов в запасе у нее больше не было.

Ю
________________________________________
– «Юрий Долгорукий»! – удивленно прочитал Пепсик. – Это же «Москвич» модели 2141! Только он какой-то длинный…
– Юрий! – кивнула Ю.
 – Испортили москвича! – заявил Пепсик. И недовольно добавил:  – Юродивые!
– Юный юморист! – презрительно обозвала Пепсика Ю, и демонстративно отвернулась в сторону.
Пепсик не стал отвечать  – его внимание привлек необычный микроавтобус.
– Это – автобус ЗИЛ-118К, – заметил Профессор Книжкин. –На Международной Неделе автобусов в Ницце в 1967 году он завоевал 12 призов, включая Большой приз Президента Французской республики! Кстати, ЗИЛ сделал его по собственной инициативе. Его производили малыми количествами почти 30 лет. А как его еще называли, догадайся сам. Какие слова ты помнишь на Ю?
– Юань! – вспомнил Пепсик. – Юрист! Юбилей!
Профессор с грустью смотрел на него.
– «Юность», юноша! – не выдержала Ю.  – «Юность»!
Пепсик покраснел и направился к странной машине спортивного вида. Названия на ней не было.
– «Юшков»! – процедила Ю.  – Ювелирно!
 – Действительно, ювелирная работа,  – подтвердил Профессор.  – Это очень необычная машина.  Ее построил своими руками еще при царе изобретатель И. А. Юшков. У нее плавно менялось передаточное отношение  – сегодня такое решение называют вариатором.
Ю довольно кивнула.

Я

 – Ягуар!  – восторженно бросилась к гостям Я.  – Ядовито-яркий, яростный!
Пепсик окинул взглядом другие машины, стоящие вдали..
 – Японские, – бросила Я.
Между тем Профессор Книжкин взял Пепсика за руку и подвел его к какой-то повозке.
– А это за карета такая? – удивился Пепсик.
 – Яковлев! – намекнула Я.  – Ярмарка!
Пепсик ничего не понял. Но Я не могла сказать больше.
 – Это же первый российский автомобиль, представленный публике! – с уважением произнес Книжкин. – Его называли «Яковлев-Фрезе» в честь  создателей машины. Они представили ее в 1896 году на Нижегородской ярмарке.
 – Ясно? – спросила Пепсика Я. – «Яковлев-Фрезе» – яркое явление!
 – Ясно! – кивнул Пепсик.

После посещения необычного автосалона Пепсик охладел к компьютерным игрушкам: они ему стали неинтересны. Теперь его интересует, что и как устроено.
А профессор Книжкин написал новую книгу. Один экземпляр он уже подарил Пепсику. И уверен, что не зря.

© Михаил Колодочкин,

2016

Подпишитесь на мои новости

  • Страница Fb - Михаил Колодочкин
  • Страница VK - Михаил Колодочкин
  • Страница ОК - Михаил Колодочкин
  • Страница Twitter - Михаил Колодочкин

© 2019 Михаил Колодочкин - журналист, писатель, инженер