Подпишитесь на мои новости

  • Страница Fb - Михаил Колодочкин
  • Страница VK - Михаил Колодочкин
  • Страница ОК - Михаил Колодочкин
  • Страница Twitter - Михаил Колодочкин

© 2019 Михаил Колодочкин - журналист, писатель, инженер

Творчество - Мои рассказы

Хансе

Он приметил меня сразу, едва я ввалился в вестибюль гостиницы "Матисов Домик". Появившись ниоткуда, как и подобает правильному коту, он тут же стал тереться о мои ноги и заискивающе мурлыкать.

– Нечем мне тебя угостить! – извинился я. – Могу только погладить.

Погладив кота и получив ключи от номера, я потащился к лифту – кот последовал за мной.

– Нет, приятель, – возразил я. – Прости, но мой номер – одноместный. К тому, у меня на вашего брата аллергия.

Кот грустно посмотрел снаружи на закрывающиеся створки лифта. Но первое, что я увидел, поднявшись на четвертый этаж, был мой новый приятель, штурмующий лестницу.

– Слушай! – возмутился я. – Тебе же сказали – угостить нечем! И, вообще – у меня деловая встреча: сам не знаю, когда доведется поесть. Будь здоров!

Попытка проникнуть в номер была пресечена вежливым пинком под брюхо: не хватало мне соответствующего запаха и клочьев шерсти… Я открыл окно, распихал барахло по вешалкам и ящичкам, после чего полез под душ. Но когда, выходя из ванной, стал прикидывать, что бы такое надеть, то сразу же заметил на диванчике знакомое черно-белое пятно. Увидев меня, наглец вытянулся и стал перекатываться из стороны в сторону.

– Свинья! – заорал я. – Как ты сюда попал?

В следующую секунду меня прошиб холодок: конечно же, я не закрыл дверь! Деньги, ключи, документы… Однако ключ торчал в скважине изнутри, замок был заперт, а вещи оказались нетронутыми. Оставалось окно, куда я тут же и высунулся. Так и есть: один хороший кошачий прыжок легко покрывает расстояние до соседнего карниза…

Пушистая свинья опять стала ласково тереться о мои ноги.

– Пойми! – как можно ласковее произнес я. – Во-первых, у меня действительно аллергия. Во-вторых, я журналист – постоянно болтаюсь по командировкам. В-третьих… ну, в общем, я привык жить один. Поэтому у меня в доме нет ни котов, ни собак, ни женщин – и никогда не будет. Лично тебе я готов купить пакет любой кошачьей дряни – как она там называется? Но на большее не рассчитывай – договорились? Уйдешь, как и пришел – ОК?

Время уже поджимало. Быстренько натянув на себя что-то подходящее, я запер кота в номере и помчался к машине. Бросив ключи на ресепшене, я выскочил на улицу и, конечно же, увидел своего приятеля, свернувшегося калачиком на еще теплом от дневной езды капоте.

Я не удивился. Удивляться стоило бы, если бы его здесь не было. Открыв правую дверь, я бесцеремонно сгреб незваного пассажира и определил его на переднее сиденье.

– Будешь мешать – пристегну ремнем! – пригрозил я. – Согласно Правилам!

Пока мы пробирались через питерские пробки к далекой улице Седова, я размышлял, как взять нахлебника с собой. Запереть его в машине не позволяло сострадание – на улице было настоящее пекло. Выпустить на улицу и предоставить действовать самостоятельно? Тоже не ахти – вдруг под трамвай попадет или еще куда? Оставалось одно.

– Ты этого хотел, блохастый? – с издевкой спросил я. – Тогда полезай! Или – до свиданья…

Открыв багажник, я вытряхнул в него все барахло из своей наплечной сумки – от зонтика до карты города и последних номеров журнала, предназначенных для раздаривания ментам, администраторам и бог знает кому. Распихав самое нужное по карманам, я вздохнул и попытался определить своего приятеля внутрь. К моему удивлению, операция прошла на редкость спокойно – наружи осталась только наглая башка.

– Пошли, – вздохнул я, закидывая сумку через плечо. – И не мешай – у меня важная встреча.

***

Представители фирмы "Хансе" уже ждали меня в вестибюле – наше появление их явно разочаровало.

– Это что – ваш талисман? – брезгливо поинтересовался манагер. – Вообще-то, было бы лучше это где-нибудь оставить – а то директор, вообще-то…

Определение показалось мне подходящим. Да – это мой талисман: приносит удачу, успокаивает и все такое. Если есть проблемы – решает на раз! А появившийся откуда-то директор неожиданно меня поддержал.

– Нам тоже нужно решить одну проблему! – пояснил он. – А то обидно как-то: столько лет на рынке, самое современное производство, передовые технологии… Но в итоге все прилавки завалены подделками под наш товар! Конечно, косвенно это говорит о том, что он – классный: барахло подделывать не будут! Но испортить репутацию на ровном месте ничего не стоит. Вот, взгляните…

Манагер быстренько разложил на столе десяток одинаковых, с виду, деталей. Я приготовил диктофон.

– Начнем с названия, – солидно начал объяснять директор. – Фирма, как известно, называется "Хансе", но обратите внимание, насколько по-разному выглядит эта надпись на этих изделиях. Вот этот элемент – наш, фирменный: шрифт – четкий, начальная буква – с завитушечкой, цвет – белый. А вот извольте взглянуть, как нас пытались скопировать: блеклая надпись грязно-серого цвета…

Диктофон исправно записывал информацию. Кот дрых в сумке у меня под ногами…

– И вот – шедевр! – директор торжественно взял в руки самую большую деталь. – Мало того, что эти господа не удосужились правильно написать украденное имя – они еще и сэкономили! Основа  нашей детали – металлический каркас, залитый резиной, а здесь – простая резинка и ничего больше. Снаружи очень похоже, но если взять магнит…

Манагер услужливо подал магнит. Одна деталь тут же притянулась, другая – нет.

– Представляете, что может произойти, если такую дрянь поставить на автомобиль? – вздохнул директор. – И это продают под именем "Хансе"! Мы, конечно, обратились в следственные органы, но… вы понимаете. Хотя лично я убежден, что тут не обошлось без Фимы Матова – наверняка заказал партию в Китае, а теперь распродает…

Я понимающе кивнул, достал камеру и разложил все детали попарно: слева – настоящая, справа – подделка. Затем долго прыгал вокруг стола и примеривался – не люблю снимать в помещении. Фирмачи шептались о чем-то своем, а я, наконец, начал фотографировать. И тут же понял, что напахал…

– Прошу прощения, – подозвал я манагера. – Проверьте сами: где оригинал, а где копия – что-то я запутался…

Манагер долго разглядывал первую пару деталей, но почему-то в итоге стушевался. Пришлось звать директора. Того не обрадовала наша бестолковость.

– Ну, все же просто! – недовольно начал он. – Вот фирменная надпись – белая, четкая, с завитушечкой. А вот…

Он увидел то же, что и мы – детали были абсолютно неразличимы. Кроме нас в кабинете никого не было – никто не входил и не выходил.

– Массовый психоз, – неуклюже попытался пошутить я. – Давайте, я пока сниму другую пару – с железкой внутри и без нее.

Затем мы втроем долго и тупо смотрели, как магнит в моей руке легко нарушает школьные догмы, притягивая резиновую подделку а-ля-Хансе без металла внутри. Еще через полчаса до нас дошло, что надписи на всех деталях абсолютно идентичны, а внутри липовой "резинки" присутствует полноценный металлический каркас.

Под стулом раздалось шуршание и кто-то стал тереться об мои ноги…

***

О чем в итоге будет статья, так и осталось непонятным. Договорившись о чем-то неясном и неконкретном, мы с котом покатили обратно в "Матисов Домик". По дороге я решил, что назову своего нового друга Хансе – в честь первого совместного визита на одноименную фирму. Совершенно дурацкое имя, но зато ни одного кота так не зовут, а мой, похоже – уникальный. На сей раз я торжественно пронес его в сумке до лифта, не вынуждая заниматься воздушной акробатикой. Но стоило войти в номер, как там тут же забрякал телефон.

– Добрый день, – раздался незнакомый голос. – Это Матов – вы меня, конечно же, знаете. Послушайте, я тут случайно узнал, что вы сейчас в Питере – не хотели бы приехать к нам в гости? Нет, не по делу – просто так. Впрочем, мы с удовольствием покажем нашу продукцию – уверяю вас, это прекрасная тема для публикации. Да, кстати – мне говорили, что у вас есть замечательный кот. Обязательно возьмите его с собой – я и мои сотрудники просто помешаны на котах!

Порадовавшись за оперативность местной разведки, я довольно быстро дал себя уговорить, полушутя намекнув Фиме на мешок "Вискас". Хансе уже выжидающе смотрел на меня.

– Поехали в гости! – заявил я. – Отдохнуть сегодня не получается – будем зарабатывать на твое пропитание.

Фима встречал нас лично. И, первым делом, предложил мне открыть багажник, куда его манагеры, пыхтя, засунули огромную картонную коробку.

– Там – разная кошачья мелочовка, – небрежно пояснил Матов. – Какая-то жутко питательная хрень от фиников, кошкодром, и еще чего-то – не смотрел. Прошу Вас!

Под хихиканье персонала мы прошли через какой-то двор на склад готовой продукции.
Стеллажи, коробки, автопогрузчик – как и на любом складе мира: снимать нечего, смотреть некуда. Но Фима упорно водил меня между стеллажами, неся при этом полную чушь о высоком качестве, европейском признании и системе сертификации.

– А где конкретно размещено ваше производство? – поинтересовался я. – Скажем, откуда пришли конкретно эти контейнеры?

– У нас системный подход, – важно пояснил Фима. – Видите ли, все зависит от конкретного вида продукции. Скажем, одно выгодно разместить у себя, а другое заказать на Востоке. Скажу больше – иногда мы просто меняем один товар на другой. К примеру, если, в Израиле делают большую партию топливных фильтров, а мы в это же время занимаемся элементами подвески, то по взаимной договоренности происходит чейндж – я ставлю их бренд, а они – мой.

Хансе с любопытством осматривал контейнеры. А Матов, то и дело, как бы случайно бросал на него заинтересованные взгляды.

– Так что здесь внутри? – из вредности переспросил я. – Ваша продукция или результат этого, как его – чейнджа?

Фима сделал вид, что не расслышал вопрос, и потащил нас со склада в офис. Там мы попили кофе, поговорили про футбол и, в итоге, были вежливо вытурены обратно на стоянку с пожеланиями не забывать, приезжать и "звонить, если что"… К немалому моему удивлению, никаких намеков насчет ожидания "хорошей статьи" не последовало: мол, познакомились – и хватит. Что до Хансе, то он снова дрых и ему на все было наплевать.

А на следующий день мы вернулись домой в Москву.

***

– Я его убью!

Спросонья я не въехал, кто там орет в трубку. Но потом понял – звонили с фирмы "Хансе".

– Это все Фима! – орала трубка. – У него на складе работает наш человек – он вскрыл пару упаковок! Там изделия с нашим брендом – причем не подделки! Но еще неделю назад там были китайские подделки – я знал это. Их-то вы и пытались фотографировать – помните? Но как этот гад смог?

– Сдайте гада ментам, – зевнул я. – Как это там – недобросовестная конкуренция, нарушение авторских прав... В общем, пусть придут с какой-нибудь проверкой – повод они найдут. А он пусть объяснит им, откуда у него товар с чужим именем. И спите себе спокойно.

Спать в этот момент хотел я сам. 15 часов езды по загруженной и раздолбанной дороге выматывают довольно сильно.

– Но как он смог? – не слушала меня трубка. – Заводов, выпускающих продукцию по нашей технологии, всего два на всю Европу – мы забираем с них все! А он по дешевке купил китайскую подделку. Но теперь это… не Китай!

Я что-то пробормотал и отключил телефон – ненавижу, когда люди звонят, забывая про часы. Но сон у меня потихоньку исчез. Потому что я вспомнил, как сначала на самой фирме "Хансе" у нас на глазах исчезли подделки, а затем меня практически сразу же позвал в гости Фима. И, как видно, не зря, раз умудрился превратить с моей помощью заведомую дрянь в первосортный товар.

Или не с моей помощью?

***

К моей неожиданной радости, никаких хлопот мой мурлычащий жилец мне не доставил.

Аллергии не было – более того, так уж получилось, что как раз с его появлением в квартире наступила какая-то гармония. Проклятый унитаз перестал подтекать, кран на кухне вдруг избавился от противной привычки свистеть, а когда я по привычке взялся в субботу за пылесос, то понял, что у меня, в общем-то, царит идеальная чистота! И это – несмотря на то, что мохнатый паршивец постоянно терся спиной обо все подряд.

Самое удивительное, что даже пользоваться подаренным Фимой кошкодромом Хансе отказался наотрез. Вместо этого он, выходя со мной на улицу, пулей куда-то улетал, чтобы через пару минут как ни в чем не бывало появиться откуда-то с противоположной стороны. Зато "вискасы" сжирал с удовольствием и в любом количестве, запивая их шестипроцентным "Домиком в деревне". Правда, говорят, что молоко котам ни к чему, но я решил, что с этим Хансе разберется сам – пусть питается как следует. Не понравится – найдем что-то другое.

Страхи с командировками тоже оказались напрасными. Хансе и не собирался торчать в запертой квартире – он спокойно запрыгивал в машину и безропотно наматывал вместе со мной тысячи километров, неизменно вызывая непонятное умиление как в гостиницах, так и в придорожных харчевнях. При этом официантки радостно тащили мне дивно пахнущий шашлык из прекрасной баранины, прокуренные номера в гостиницах стали, по-видимому, доставаться кому-то другому, а гаишники просто перестали меня замечать.

Но однажды, выходя со своим другом из очередной гостиницы, я был атакован толпой цыган. Когда сидишь за рулем, то диалог протекает проще: окна закрыты – и все, а тут – на тебе. Прижав сумку поближе, я начал пробираться к машине, но прямо перед ней уже стояла размалеванная цыганка, загораживая мне дверь.

– Простите, мадам, – буркнул я сквозь зубы, – спешу!

– Тебе гадать надо, красавец! – начала, было, привычную песню цыганка, но тут её взгляд упал на торчащую из сумки усатую морду.

– Откуда взял, красавец? Где взял? – вдруг перешла на шепот она. – Красавец, да у тебя же Хансе?

Вот тут мне поплохело. Какая-то безграмотная дура вдруг размазывает меня по стенке – как киношный Холмс Ватсона. Отпихнув даму в сторону, я плюхнулся на сиденье, попытавшись сразу же заблокировать дверь.

– Подари! – не сдавалась цыганка. – Не пожалеешь – век счастлив будешь, знаменитый будешь, олигарх будешь!

– Не отдам! – рявкнул я. – Мой кот! Отвали!

– У него Хансе! – заорала разноцветная дура. – Держи!

Хансе, услышав имя, зашевелился. Но я уже завел мотор и рванул со стоянки, чуть ли не расталкивая носом разноцветную толпу. И еще долго поглядывал в зеркало, словно опасался неведомой погони.

– Слушай, а как она узнала, что тебя зовут Хансе? – поинтересовался я у своего спутника. – Давай, колись!

Хансе растянулся на сиденье и показал мне свое пушистое пузо.

***

Этот редакционный день с самого начала не задался – а тут еще подвалили два психа, придумавшие что-то гениальное.

Изобретатели мне, честно говоря, порядком надоели. Вечно показывают какие-то справки из таксопарков, угрожают завтра же продать лицензию японцам и просят написать про них "объективную" статью страниц на десять. Но эти двое были особенно настырные. Я невежливо поглядывал на часы, то и дело брал в руки портфель, но они никак не уходили.

– Понимаете, какие тут перспективы? – увлеченно вдалбливал мне первый. – Экономия бензина, снижение вредных выбросов – это все ерунда, мелочи. Главное – в том, что наша информационная линза сможет гармонизовать пространство вокруг нас с вами. Иными словами, вернуть ему то обличье, которое задумал творец…

–Чего-чего? – не выдержал я.

– А того! – вмешался второй. – Вот, к примеру, древний мастер выковал меч. За столетия его изделие затупилось, проржавело и все такое, но в нем осталась заложенная мастером информация о том, каким он должен быть! Информация-то не искажается – понимаете? И если направить на изделие поток энергии через эдакую информационную линзу, то оно примет изначальные черты! Понимаете?

Я ничего не понял, но кивнул.

– А уж как может выглядеть эта линза – дело десятое, – вновь заговорил первый. – У нас получился такой вот пластырь – не ахти какой красивый, но плохо-бедно работает! А, в принципе, это может быть все, что угодно – причем даже природный объект! Скажем, красивый цветок или, ну, не знаю, домашний кот…

– Кот??? – заорал я. – Вы сказали, кот?

– А почему вы повышаете голос? – недовольно заметил второй. – Если вам что-то непонятно, то это еще не повод кричать! Повторяем – да, это может быть домашний кот. А также собака, фикус в кадке и просто трава на газоне. И, уверяю вас, будущее нас рассудит. Пошли отсюда!

И обиженные изобретатели хлопнули дверью.

***
Поздно вечером мне позвонил Светик.

– Там какая-то лампочка загорелась! – пояснила она. – "Чек энджин" или что-то такое. И не заводится уже полчаса. А тут рядом ночной клуб и какие-то черные все время лезут…

Я мысленно взвыл. Ведь предупреждал еще месяц назад: вздумаешь купишь машину – ко мне с глупостями не приставай! На такси надо ездить… Набрав воздуха, чтобы в очередной раз обозвать ее дурой и расстаться после этого еще на полгода, я вдруг почувствовал, что могу превратить неприятное в полезное.

– Ща приеду, – буркнул я в трубку. – Включи "аварийку", закрой двери и никого не пускай…

Затем, порывшись в хламе на балконе, я обнаружил там подходящий чемоданчик былых институтских времен – с обрезками проводов, мотком изоленты и, самое главное, допотопным тестером, умеющим измерять напряжение и ток. Дополнив багаж фонариком, я схватил Хансе в охапку и поскакал по ступенькам вниз.

Через полчаса мы были на месте. Пересадив Светика на заднее сиденье, я попросил ее хотя бы на десяток минут замолчать, после чего начал священнодействовать. Открыв капот, я для понта подцепил тестер к аккумулятору – просто потому, что больше было некуда, а на правое сиденье уложил Хансе.

– Не знала, что ты любишь кошек… – послышалось сзади. – А можно…

– Нельзя! – обрезал я. – Не говори под руку и не трогай кота.

Последующие десять минут Светик обиженно молчал. Хансе, как обычно, свернулся клубочком на сиденье, а я периодически выходил наружу и с умным видом смотрел под капот. Затем, отцепив тестер, залез обратно в салон и начал убирать его в чемоданчик.

– Ну, что? – послышалось сзади. – Что-то серьезное, да?

Я повернул ключ – мотор мягко заурчал. Сзади раздались торжествующие вопли.

– Супермаркет на углу видишь? – с деланным безразличием спросил я. – Быстро побежала туда и купила моему коту самую дорогую сметану! А в следующий раз вызывешь техничку…

Впрочем, я уже знал, что больше эта машина ломаться не будет.

***

А недели через две вечером мне позвонил директор фирмы "Хансе".

– Обули Фиму! – радостно сообщил он. – Там на его складе менты орудуют – у них в этом квартале недостача по жулью! Пусть выкручивается!

– "Хансе" – чемпион! – заявил я. – Поздравляю!

– Нет, кроме шуток, – попытался было обидеться директор, но тут же сменил тон. – Вы уж извините, что такая ерунда с подделками получилась – мы до сих пор ничего не понимаем. А вы, получается, зря проездили… Но мы тут запускаем совершенно новое производство – кстати, под Москвой. И если вы окончательно не обиделись на нас, то – приглашаем на открытие!

– Вы даже не представляете себе, как я благодарен вам за ту поездку! – огорошил я директора. – И, в благодарность, хочу сделать вам маленький подарок. Когда у вас открытие?

***

Приехав на крошечный заводик задолго до телевизионщиков и шушеры из местной администрации, я заставил ничего не понимающего директора провести меня с Хансе абсолютно по всем закоулкам – от цехов до складов сырья и готовой продукции. По-моему, мы не упустили ничего. Для полноты картины я выпустил кота из сумки и предоставил ему самостоятельно завершить инспекцию предприятия.

– А теперь позвольте поработать предсказателем, – заявил я, когда мы с директором, наконец, добрались до офиса, где на столе появились коньячок, шоколад и еще что-то подобное. – Уровень брака на "Хансе" отныне и всегда будет равен нулю – это раз. Любой автомобиль, на который будет установлена деталь "Хансе", неожиданно сможет обрести новые качества – грубо говоря, перестанет ломаться и все такое. Это – два. И, наконец, будет очень глупо, если вы не поверите мне и не подготовите соответствующую рекламную кампанию – это три. С ее помощью каждый клиент должен вбить себе в голову, что, единожды доверившись "Хансе", он разом решает сотни самых разных проблем – от автомобильных до семейных и производственных! Ну, как я сказал?

Руководство фирмы восторженно зааплодировало – мол, супер! А я извинился и, несмотря на все уговоры дождаться VIP-гостей, поспешил ретироваться. Но, к моему изумлению, Хансе возле машины не было…

Я негромко позвал его, ожидая привычного прыжка откуда-то из-за соседней машины. Но вместо этого в кармане задрожал мобильник.

– Объект Вами кот называемый Хансе возврату подлежит без задержки минимальной, – прогнусавил какой-то неживой голос. – В самоволку кот уходил быть за это наказан должен. Уход вы хороший обеспечивали благодарность выносится. Не будет информация стирание.

Связь прервалась. Я сел за руль и долго безразлично смотрел на пустое правое сиденье.

***

Длительная командировка подходила к концу. До Москвы оставалось километров триста…

– Классная у тебя тачка! – задумчиво произнес фотограф Костя. – Сколько бензина жрет?

Я пожал плечами – мол, хрен ее знает… Кончается – заливаю бак и езжу дальше.

– Нет, просто супер! – продолжал Костя. – Гляди, мы из Москвы доехали до Питера – ты не заправлялся. Это, конечно, ерунда, но затем мы рванули в Мурманск – и ты снова не заправлялся. А затем – обратно в Питер

– Я экономно езжу, – отмахнулся я. – И никогда не превышаю скорость.

– Да будь у тебя там хоть два бензобака, все равно так не получится! – вдруг взорвался Костя. – Я же четвертый день слежу – у тебя стрелка все время "полный" показывает!

– Это – "Вольво"! – огрызнулся я. – Прекрасно сбалансированная и очень экономичная машина. Бензин я заливал ночью, пока ты по бабам шлялся. А указатель немножко дурит – надо съездить на сервис.

Костя обиженно замолчал. А я не стал ничего объяснять. Кому какое дело, что Хансе действительно гармонизует пространство. И оставил мне в подарок автомобиль, который вообще не расходует бензин…

© Михаил Колодочкин,

2010