Творчество - Мои рассказы

Два интервью или артишоковус вульгариус

Из книги «Экспертиза наизнанку или за что дураки ненавидят автопром?» /

Чем больше у компании администрации, тем хуже у нее дела.
Джеймс Гоглдсмит


Вызывает меня как-то Самый Главный. Так, мол, и так – открывается Московский международный автосалон, и завтра у него два важных интервью. В 9 утра – с вице-президентом компании «Шелл», а в 13-00 – с председателем Совета директоров ВАЗа. Времени мало, дел – уйма, поэтому нужна моя помощь: продумать вопросы, принять участие в беседе, затем подготовить материалы в уходящий номер, ну и все такое…

Назавтра, без четверти девять, сижу в холле отеля «Балчуг» – весь из себя наутюженный. Почти сразу же появляется Самый Главный – тоже «при параде». Без пяти девять по ступенькам стучат каблучки – девочка из московского представительства «Шелл» приглашает нас подняться в зал для переговоров: г-н Пиррет сейчас подойдет…

Дэвид Пиррет появляется без одной минуты девять. Он – вице-президент «Шелла» и одновременно президент по производству и реализации смазочных материалов этого концерна. Но минут через десять о регалиях напрочь забываешь – общительный и образованный шотландец легко отвечает на вопросы, хорошо реагирует на юмор и даже не пытается изображать из себя неприступную акулу капитализма, заправляющую крупнейшей в мире сетью АЗС из 46 тыс. станций и полусотней нефтеперерабатывающих заводов. Эти цифры я выучил еще вчера – как и то, что чистая прибыль концерна в прошлом году составила 23 млрд. долларов.

Диктофон заполняет свою электронную память, наш фотограф носится по залу, сверкая вспышками, а список намеченных вопросов потихоньку тает. Почему «Шелл» такой дорогой? Что думает президент о многочисленных добавках и присадках к маслам, призванных повысить мощность, снизить выбросы и т. п.? Чем займется его компания, когда в мире кончится нефть? Как заставить собственную дочь проверять уровень масла под капотом? Ровно в десять часов мы все смотрим друг на друга и понимаем, что идеально уложились в отведенное время. М-р Пиррет благодарит нас за интересные вопросы (!) и интересуется, довольны ли мы его ответами? Да – однозначно.

– Через три часа жду вас у «вазовского» стенда на Салоне, – напоминает на выходе из «Балчуга» Самый Главный. – Только прошу вас – не переборщите со своими провокационными вопросами. У них там с юмором не очень: это вам не «Шелл»…

Знаю, знаю... Через пробки ползем в «Крокус» – без десяти час встречаемся в намеченном месте. Нет, г-н Артишоков пока что занят… 13-00, 13-10, 13-20… Самый Главный делает вид, что ему все это безразлично, хотя явно злится.

– Михаил, не нервничайте! – начинает он при этом успокаивать меня. – Ну, бывает – мало ли, кто там у него сидит…

Бурчу что-то в ответ. Потому что, если кто-то там и сидит, то должна выйти обученная девица из «особо приближенных», чтобы извиниться за шефа. Половина второго – за глухими дверями слышно шевеление и оттуда вываливается какая-то шумная компания. Вдали вижу Артишокова: тот смотрит на нас пустым взглядом, поворачивается спиной и дает какое-то указание. До нас доносится что-то вроде: «следующим запускайте журналиста»…

Без четверти два. Двери распахиваются, и мы пытаемся пройти. Однако вход блокируют два огромных шварценеггера.

– Куда вдвоем? Проходит один человек!

Самый Главный удивленно пытается что-то объяснить – шварценеггеры тупо на него смотрят и не могут понять, откуда берутся такие тупые посетители?

– Один человек! Двоим не положено!

Самый Главный виновато смотрит на меня и просит… отдать ему мой диктофон! Это понятно: он рассчитывал на мою помощь и не взял свой. Отдаю и понимаю, что тот с ним не справится: управление у моего старенького «Самсунга» довольно неудобное и к нему нужно привыкать. Мне становится жалко начальника, но и тот уже оценил ситуацию…

– Вы его включите заранее! – подсказывает тот. – А я его сразу в карман положу – а то вдруг отберут!

А ведь и впрямь – у этих ума хватит… Правда, через карман запись будет «никакая», но что делать? Шварценеггеры раздраженно смотрят на нас и нехотя пропускают Самого Главного внутрь. Двери закрываются…

Про «Шелл» я написал тем же вечером – вроде бы, получилось нормально. А пустой файл под вазовское интервью сразу обозвал «артишоковус вульгариус». Заполнять его пришлось на следующий день, вслушиваясь в шорохи диктофона и постоянно что-то переписывая со слов Самого Главного. И каждый раз получалась откровенная халтура: ну что можно сочинить из фраз типа «Этот вопрос прорабатывается» и «Мы будем лидерами»? А ничего иного председатель совета директоров ВАЗа выдавить из себя так и не смог.

Да и зачем ему какие-то «жигули»? Вскоре появились сообщения, что г-н Артишоков собирается стать губернатором. И, конечно же, стал – какие проблемы-то? А возрождать автопром на ВАЗ прислали очередного временщика…

С эскортами, мигалками и мордоворотами.

© Михаил Колодочкин,

2011

Подпишитесь на мои новости

  • Страница Fb - Михаил Колодочкин
  • Страница VK - Михаил Колодочкин
  • Страница ОК - Михаил Колодочкин
  • Страница Twitter - Михаил Колодочкин

© 2019 Михаил Колодочкин - журналист, писатель, инженер